Самосовершенствование vs самопринятие – суть дилеммы

#самооценка
Складывается ощущение, что в блогерской среде есть 2 лагеря:

  • одни топят за то, что важно максимально прокачивать себя, избавляясь от груза дисфункциональных установок и тренируя всевозможные полезные навыки,
  • вторые - яростно ратуют за самопринятие и необходимость с пониманием и любовью относиться ко всему, что есть в нашей психике.

Первые напоминают этаких конструкторов, которые могут что-то отрезать, а что-то пришить. Вторые - бережных хранителей некоторого крайне хрупкого груза, который может и нелегко тащить, зато он свой, родной. Особенно четко эти лагеря видно, когда речь доходит до разговоров о внешности, питании и различных телесных проявлениях.

Не будем сейчас рассуждать, о том, кто из них и в чем больше прав, но хотим поделиться своими наблюдениями по этому поводу.

Довольно многие наши взгляды и формы поведения основываются на опыте, который мы получили в детстве. Можно даже сказать смелее: многие из них обслуживают наши детские травмы и компенсируют то, чего нам не хватало, когда мы были маленькими. При этом люди, имеющие, казалось бы, похожие травмы, могут обслуживать их абсолютно разными способами.

Оба лагеря, описанные выше, в общем и целом обслуживают одну и ту же боль, связанную с тем, что они не чувствовали должного принятия в своих родительских семьях. Возможно, первые с чуть большим уклоном в то, что "сейчас ты недостаточно хорош, но можешь постараться и стать лучше и вот тогда заслужишь нашу любовь", вторые - ощущали скорее, что "они в принципе какие-то неправильные уродились и ничего тут особо не поделаешь".

Вероятно поэтому у первых - больший уклон в желание контролировать свою психику, тело и жизнь в целом, а у вторых - максимально фильтровать окружение и подпускать близко только самых бережных и неконфликтных людей. В итоге первые несут в массы идею самосовершенствования и расцветают, когда получают позитивный отклик от окружающих, а вторые - чаще посвящают себя отстаиванию интересов уязвимых групп и радуются, когда получают от них слова благодарности.
Довольно многие наши взгляды и формы поведения основываются на опыте, который мы получили в детстве. Можно даже сказать смелее, многие из них обслуживают наши детские травмы и компенсируют то, чего нам не хватало, когда мы были маленькими.
Интересно, что первые в диалоге со вторыми часто видят в них угрозу. Ведь говоря, что надо не работать над собой, а принимать себя, они посягают на святая святых - отлаженную годами систему получения принятия и одобрения. На бессознательном уровне они воспринимаются как враги, которые готовы отобрать последний хлеб и снять последнюю рубашку, ведь альтернативных способов получать любовь, кроме как заслуживать ее, такие люди могут просто не знать.

Вторые же часто проецируют на первых своих критикующих родителей и начинают с удвоенной силой обороняться, поскольку любые замечания и советы погружают их в детские травмы. Сейчас же, когда они стали взрослыми, умными и сильными, они могут наконец постоять за себя маленького и высказать все то, что не могли сказать в детстве. Разве что в качестве адресата выступают уже не те люди, которые на самом деле эту боль причинили, а те, которые обслуживают свои собственные детские травмы.

Получается, что между этими двумя лагерями гораздо больше общего, чем различного. И те, и другие отчаянно нуждаются в принятии и любви от внешнего мира, и пробуют добыть их любыми доступными способами. По идее это могло бы быть отличным заделом для взаимной поддержки, но по факту все чаще разобщает людей и только глубже укореняет их в собственных проекциях.